Не слушайте их, Алексей!

Не слушайте их, Алексей!

Не слушайте их, Алексей!

Реакция значимой части российской интеллигенции на новость о намерении Алексея Навального участвовать в выборах президента России в очередной раз обнажила ее застарелые язвы. Это приоритет личных интересов над декларируемыми общественными, россыпь местечковых обид, одержимость внутривидовой конкуренцией, зависть, порой переходящая в (не побоюсь этого слова) жлобство, чванливое самодовольство и самодовольное чванство, склонность к избыточной, демонстративной интеллектуализации, фокус на незначительных, но «медийных» деталях, и, тут же, – игнорирование аспектов действительно важных, однако лишенных помпы громкого заголовка.


Мы видели многое: профессиональную и профанскую критику программы Навального, «каверзные» вопросы ехидного Венедиктова, презрительно сморщенную гримасу рукопожатных диссидентов, пространные рассуждения в излюбленном стиле фейсбучных завсегдатаев а-ля «Я хорошо отношусь к Алексею Анатольевичу, но...»;

мы видели попытки объективного анализа, соседствовавшие с карикатурными демшизоидными глупостями из серии «Пусть вначале скажет, чей Крым», видели реакцию националистов – профессиональных русских, заболевших редкой формой речевого расстройства с произвольным выплёвыванием слова «заукраинец»; видели политологов, обвинявших Навального в вождизме, экономистов, обвинявших его в популизме, и блогеров, обвинявших его в блогерстве;

мы видели многое – но, пожалуй, практически ни один из представителей интеллигенции не высказал Алексею свою безоговорочную поддержку или, как минимум, не произнес несколько простых и очевидных вещей – без нарциссического зеркальца («Кто на свете всех умнее») и жажды оказаться самым оригинальным среди всех медийных оригинальностьей.

Спору нет, Навальный прав, когда подчеркивает важность публичной дискуссии и указывает на качественную разницу между своими политическими проектами (с их гласностью, открытостью, дебатами, ответами на критику и духом реальной избирательной кампании) и номенклатурно-кремлёвскими, задача которых состоит как в создании видимости политических свобод в условиях авторитарного государства, так и в банальном воровстве выделенных «на политику» средств. Однако слишком часто так называемая «тусовочка», состоящая из столичных журналистов (или, хуже, колумнистов), фейсбук-рантье и твиттер-портье, муниципальных депутатов и местечковых активистов банально саботирует потенциал российского оппозиционного движения, маскируя этот саботаж плюрализмом мнений – некой внутрикорпоративной «свободой слова».

Представьте: Путин, Медведев, Кириенко, Пригожин, Ротенберг, Сечин и Кадыров отдыхают в особняке последнего в Центарое и читают комментарии рукопожатной общественности по поводу участия Навального в президентской гонке. По бокалам разлит коллекционный коньяк, дымят сигары – каждый комментарий сопровождается взрывом хохота, от которого покачиваются золотые люстры.

«Экономическая программа Навального обладает рядом существенных недостатков...»

«Данные Credit Suisse показывают, что расслоение в России действительно большое — больше, чем в любой другой стране, которую анализировал швейцарский банк. Тем не менее, оно не настолько большое, как сказано в программном документе Навального...»

«Мне не нравится склонность Навального к популистской риторике – нужен ли нам еще один диктатор?»

«Позиция Навального по Крыму вызывает откровенное недоумение...» 

Оппозиционная «тусовочка» постоянно совершает грубейшие пиар-ошибки, вынося сор из избы, предает друг друга (вспомните омерзительные постельные разглагольствования Касьянова или последний фильм НТВ с откровениями склизкого проныры Ильи Пономарева), паясничает и кривляется в социальных сетях (активистка «Открытой России» Ходорковского всерьез рассуждает о том, пригодятся ли ей в РФ тапочки из вильнюсской гостиницы, куда она попала в рамках оппозиционного форума), всегда и везде проигрывает, лицемерит, лжет, демонстрирует нарочито высокомерное отношение к большинству российских граждан (буквально – во время написания этих строк главной новостью на Ленте стал твитт той же «Открытой России» с шуткой про новогодние самоубийства россиян), но по-прежнему позиционирует себя в качестве совести нации и серьезной политической силы.

 

Если уж и говорить об «ошибках» Навального, то главная из них заключается в отсутствии профессиональной гигиены и попытках паритетной кооперации с этой публикой. Все самостоятельные проекты Алексея оборачиваются успехом (видеоблог, ФБК, РосЯма, мэрская кампания и т.п.), все совместные – тотальным фиаско (Координационный совет оппозиции, коалиция с ПАРНАСом). Навальный постоянно ищет политического сотрудничества, однако уже давно превратился в политика такого масштаба, с которым должны искать сотрудничества – на его условиях и в системе его безоговорочной организационной дисциплины. Навальному важно выработать максимально расчетливое отношение к околополитической интеллигенции, утилизировать ее какой-никакой ресурс, но ни в коем случае не следовать ее капризам.

 

Тем не менее, рассмотрим основные тезисы, которые обычно ставит в вину Алексею.

 

Вождизм

 

Одним из краеугольных камней кремлевской пропаганды является культ личности Путина – очевидно, что в этих условиях массовому избирателю необходимо предложить прежде всего альтернативнуюне очередную бессмысленную (то есть почти никем не изучаемую) программу, но ЛИЧНОСТЬ. Навальный харизматик, его образ – это образ современного европейского русского, с красивой, вызывающей эмпатию семьей и вестернизированной культурой. Это не типичный (простите) либеральный интеллигент, «продающий Родину» за американский грант, которому успешно противостоит Владимир Владимирович с голым торсом, но, прежде всего (на фоне всего спектра российских политиков) нормальный человек.

Навальный – это бренд, и вся его деятельность должна быть брендирована. В личной жизни можно (и нужно) дружить с Ксенией Собчак или Боженой Рынской, но вступать с ними в публичный политический союз – самоубийство. То же касается баласта – политических трупов: Явлинского, Касьянова, Удальцова, Митрохина, еще каких-то персонажей, поддерживаемых исключительно членами своих микро-организаций.


На самом деле Навальному только предстоит (надеюсь) стать вождем – сильным лидером, готовым консолидировать под своим лидерством разношерстные лоскуты оппозиции, причем исключительно на своих условиях. Не нравится т.н. «вождизм» – всего хорошего. Не устраивает «культ личности» – до свидания. Невозможно успешно противостоять авторитарной системе, будучи бесформенным желе с его бесконечными (избыточными, интересными лишь тусовочке) праймериз и публичными выяснениями отношений. Заметьте, самым страшным проступком в путинской вертикали власти является публичная критика кремлевского курса – такие вещи подрывают имидж монолитности российского руководства и беспощадно караются. Кадровая лояльность – первичное условие организационной эффективности.

 

Программа

 

Программа Навального изобилует проблемами? Разумеется, к чему ломиться в открытую дверь. Лично мне, как и многим, не импонирует идея высокой минимальной зарплаты – в стране, где доступно много механизмов ухода в теневую экономику, эта мера может привести к падению собираемости налогов, сократит кадровые возможности малого бизнеса, желающего (или вынужденного) работать вбелую, приведет к росту безработицы.

 

Однако программы пишутся не для того, чтобы порадовать, скажем, глубоко уважаемого мной Андрея Мовчана, окончившего Чикагский университет. Политические программы пишутся, чтобы завоевывать сердца избирателей. Не хочется приводить приевшийся оборот про «шашечки или ехать», но вдумайтесь – Кремль 17 лет раздает по телевизору невыполнимые обещания, но стоит известному оппозиционеру совершить сомнительный, но потенциально популярный у масс ход, как на него обрушивается шквал критики. Понятно, что у аналитиков и журналистов свой интерес, но именно поэтому следует хладнокровно лавировать между медийкой и населением, а не оправдываться перед каждым изданием.

 

Кооперация

 

Сколько лет Явлинский или Касьянов присутствуют на российской политической сцене – кажется,  двадцать? Сегодня эти люди не способны ни на громкую пиар-акцию, ни на мобилизацию сторонников. Номенклатурщики, бенефициары путинской системы, поимевшие с нее гораздо больше, чем потерявшие, в отличие от Навального, они не рискуют своей шкурой (как сказал бы Нассим Талеб – no skin in the game), а при всех имеющихся у них ресурсах (десятки миллионов рублей) их организации не способны даже создать крупное сообщество ВКонтакте или нарисовать вирусный политический плакат (то есть, шире, реализовать политические проекты, актуальные в гиперинформационную эпоху).

 

Дело не в том, что Навальный «эффективнее» своих конкурентов по оппозиции, с которыми можно было бы наладить успешной партнерство. Дело в том, что таких конкурентов и потенциальных партнеров среди тусовочки у Навального просто нет. Невозможно обвинить человека в недоговороспособности, когда не с кем договариваться – а чем заканчиваются договоры с такими людьми, как Максим Кац, мы прекрасно видели.

 

Команда

 

Наконец, еще одним предметом высокопарных размышлений интеллигенции является «отсутствие» команды Навального. То есть, масштабные расследования, стотысячные митинги, гигантский медийный охват, краудфандинг и краудсорсинг, лучший в стране политический дизайн, развернутая сеть площадок в социальных сетях, судимости и отбывающий заключений брат – все есть, а команды нет.

 

В общем, не слушайте их, Алексей.

 

Я был на стихийном митинге, который образовался возле Манежки после ареста Навального, это незабываемое чувство свободы – растерянная полиция, гудящие автомобили, десятки тысяч людей, с которыми ничего нельзя сделать. Если хотите, это и есть команда Навального. Навальный — лучшее, что случалось в российской политике, и вы, Алексей — тот лидер, которого жаждет новая, молодая Россия. Ни за одного политика на улицы не выходили сотни тысяч, а за вас (и благодаря вам) — вышли. Ни за одного оппозиционера не перекрывали Тверскую, а за вас (и, конечно, за правду, которую за вами стоит) — перекрыли.

 

Не слушайте их.

 

Вездесущие аналитики, эксперты, блогеры, твиттерские, колумнисты — это радиопомехи, wannabes, медиапланктон (как говорил классик, «...а сами давно звонят лишь друг другу обсуждая насколько прекрасен наш круг»). Ни мое, ни чье-либо еще мнение не имеет значения, не должно вам мешать и не помешает рано или поздно стать президентом России.


Комплименты берите рублем, критику завистников пропускайте, берегите себя и семью и, конечно же, побеждайте.

 

Позиция автора может не совпадать с мнением редакции.

Павел Нестеров

European Russians

Leave a Reply

Close