Илья Пономарёв: Нам нужен будет план Маршалла для возрождения России, и, в отличие от послевоенного периода, никто нам его на блюдечке не подаст!

Илья Пономарёв: Нам нужен будет план Маршалла для возрождения России, и, в отличие от послевоенного периода, никто нам его на блюдечке не подаст!

Илья Пономарёв: Нам нужен будет план Маршалла для возрождения России, и, в отличие от послевоенного периода, никто нам его на блюдечке не подаст!

Илья Пономарёв - депутат Государственной думы России 5-го и 6-го созывов, член фракции «Справедливая Россия», член Совета Левого фронта, видный российский оппозиционер, а ныне политический эмигрант, проживающий в США, дал большое и развернутое интервью European Russians. В прямом, честном и местами жестком разговоре были подняты темы войны в Сирии, Украине, санкций против России, стратегии российской оппозиции и перспективах социально-экономической ситуации в стране. Ответы Ильи Владимировича бьет в самую цель и не оставят равнодушными наших читателей. Интервью готовилось до официального решения о вводе российских войск в Сирию, но в свете последовавших событий ответы Ильи Пономарёва приобретают еще больший вес.

ponamarev-3

 

- Давайте начнем с самого горячего вопроса. Что Вы думаете о выступлении Путина на Генассамблее ООН? К каким последствиям, по Вашему мнению, оно приведет?

- В целом, ничего неожиданного сказано не было. Эта речь была интересна в двух смыслах: во-первых, она была произнесена явно скованным Путиным; то есть российский президент явно ей придавал большое значение и оттого нервничал.

Во-вторых, была крайне интересной перекличка с прозвучавшей чуть раньше речью Барака Обамы. Тот сказал, что нельзя поддерживать никаких правителей по принципу, что остальные еще хуже, и вообще надо поддерживать все формы народного волеизъявления. На что Путин, который как раз все эти годы правил Россией, рассказывая соотечественникам, что другие будут еще хуже, выставил себя апологетом контрреволюции во всем мире, и заявил, что любое государство всегда лучше хаоса, и поэтому ООН должна поддерживать статус-кво, не допуская вмешательства в дела пусть и самых недемократичных и насильственных режимов.  tkge

Очень хотелось бы иметь объективную информацию о сути договоренностей на личной встрече президентов. Обе стороны и в приватных разговорах, и публично трактуют их по-разному. Так или иначе, непосредственно после этой встречи присутствие российских войск в Сирии стало официальным. Значит, об этом договорились. Вряд ли, впрочем, могли договориться о том, чтобы первый же вылет был направлен не против ИГИЛ, а против американских союзников, умеренной оппозиции. Хотя Путин в своей речи четко сказал, что для него нет разницы между этими двумя силами, так что тоже так и должно было быть. А вот американцы почему-то этому удивились – странные люди…

В любом случае, я считаю, Путин решает исключительно внутрироссийские проблемы всей этой активностью, так же как ранее и Крым, и Новороссия – тоже были проектами, направленными на предотвращение революции у нас в стране. Доказательство того, что свержение власти, какой бы плохой она не была, означает распад страны, нищету и разруху – вот задача Путина, а не недопущение НАТО в Украину или сохранение Асада. Поэтому я уверен, что мы заплатим кровью российских солдат за будущий сговор, и судьба уродца Новороссии тому пример.

- Вам вынужденно пришлось эмигрировать из России, какова жизнь политического эмигранта, с какими особенностями и трудностями приходиться сталкиваться?

- Вообще-то я не совсем эмигрант – в том смысле, что решения уехать из страны я не принимал. В некотором смысле, меня выслали, закрыв границу на возвращение, пока я был в командировке. Такая традиция из 1970-х… Но проблемы были те же, что и у любого эмигранта – деньги, учитывая, что есть куча ограничений по их зарабатыванию. В моем случае – еще более жесткие ограничения статуса депутата, плюс арест всех счетов и активов, зарплату тоже отобрали. В общем, к эмиграции надо серьезно готовиться, и дело это недешевое.

- Какие советы Вы бы могли дать потенциальным эмигрантам?

- Иметь нормальную профессию и создать себе соответствующую репутацию, прежде чем заниматься политикой. Иначе многим придется мыть посуду и водить такси. Впрочем, это полезно, даже если не планировать эмигрировать – меня всегда пугали люди, которые претендуют на управление государством, которые никогда ничего в жизни не создали.

 

- Какие Ваши ближайшие планы, что планируете делать в США?

- Поскольку других источников средств нет, то я активно занимаюсь помощью разнообразным стартапам в Кремниевой долине. А в остальное время у меня два вида деятельности – во-первых, помощь Украине, в основном по привлечению инвесторов в нефтегазодобычу, и работа с русскоязычной диаспорой в США.

Помогать Украине я считаю очень важным, потому что ее успех подаст пример России, а ее неудача, напротив, докажет правоту Путина.

А русскоязычная диаспора, которая в Америке насчитывает уже более 6 миллионов человек, крайне будет важна для нас в будущем, когда надо будет выводить страну из кризиса, в который ее ввергла нынешняя команда у власти. Нам придется расстаться с очень многими госслужащими и строить систему управления заново, и для этого нужны будут люди с другими горизонтами и другим опытом. Пример Украины показывает, что получается, если этого не будет подготовлено заранее.

 

- Что Вы могли бы сказать о нынешнем уровне интеграции и взаимопомощи внутри русской политической эмиграции, находится ли он на должном уровне или над чем-то нужно все же поработать?

- С точки зрения организованности нам пока далеко не только до «образцовых» индийской или армянской диаспор, но и до, например, украинской, которая сыграла ключевую роль в «оранжевой революции» 2004 года, активно помогала и Майдану-2014 (хотя разочарование от разрушенных надежд 2004 года очень чувствуется). Русские разрознены; в силу того, что само понятие «русский» весьма размыто, многие идентифицируют себя с еврейской диаспорой, или с другими народами бывшего СССР, но не с русскими. Впрочем, резкий всплеск эмиграции после начала войны с Украиной (а по моей оценке, страну покинуло около полутора миллиона человек, 1% населения), приводит к началу формирования разных структур взаимодействия и взаимопомощи.

Есть два важных вопроса, на который люди не имеют ответа: во-первых, возможны ли перемены в России вообще, и, во-вторых, могут ли уехавшие сделать что-то конкретное для того, чтобы они произошли. Я убежден, что ответ на оба вопрос – «да», и прилагаю все усилия, чтобы обосновать свою позицию.

В среде эмиграции нужно реализовывать проекты, собирать технологии и кадры, которые могут обеспечить перемены. Изнутри страны этого как раз сделать невозможно, а извне – более чем. Нам нужен будет план Маршалла для возрождения России, и, в отличие от послевоенного периода, никто нам его на блюдечке не подаст. Как минимум, будет частно-государственное партнерство, которое опять-таки надо готовить заранее.

 

- Наш проект ставит своей целью объединить представителей русской политической эмиграции и русских и русскоязычных жителей стран Запада, заинтересованных в европейском выборе России, в создание эффективных и независимых от Кремля структур диаспоры, находите ли Вы такую идею правильной и своевременной?

- Я бы сказал, что наиболее важно объединять НЕполитическую эмиграцию. Политическая и так друг с другом общается, и друг друга хорошо знает. Я уже говорил – нужны кадры, идеи и финансы; и их источником могли бы быть те, кто уехал спокойно жить и работать, а не те, кто бежал от репрессий. Это крайне важно, и если у вас получится работать с этим слоем – это будет большое дело!

 

- Как Вы оцениваете последние действия оппозиции в России, о чем говорят итоги выборов в Костроме, а с другой стороны победа коммуниста Левченко на выборах губернатора Иркутской области, с Вашей точки зрения? Можно ли назвать провалом результат нынешней стратегии оппозиции по участию в выборах или все делается правильно? Какие перспективы на этом фоне у демократической оппозиции?

- Для меня результаты т.н. Демкоалиции не стали сюрпризом. Выборы в регионах надо проводить с кадрами, которые знают и любят этот конкретный регион. Неудивительно, что Яблоко, в которое столько кидали грязью и называли спойлером, в Костроме набрало в три раза больше московской команды. Идея с праймериз была правильной, но ее исполнение выбило местные кадры, внесло дополнительный раскол в наши ряды и привело к закономерному результату. Высокомерие и снобизм никогда еще не приводили к успеху. Надеюсь, этот урок будет выучен к выборам в Госдуму, хотя публикации некоторых менеджеров прошедшей кампании заставляют в этом сомневаться.

А успех Левченко показывает, что побеждать можно и на достаточно высоком уровне, если есть сильный кандидат. Проблема в том, что выстроенная Кремлем система выбивает таких людей из оппозиции, заставляет их либо встраиваться в партию власти, либо уезжать из страны. И атмосфере апатии и неверия в свои силы, культивируемая некоторыми представителями несистемной оппозиции, только усиливает это. Тот же самый пример Левченко, кстати, показал, что явка во втором туре выросла почти на треть (обычно она падает процентов на 10-20) – т.е. как только граждане видят, что от них что-то зависит, они включаются в выборный процесс и готовы поддерживать оппозицию.

Конечно, я не верю в приход к власти через выборы в сложившихся условиях, но считаю необходимым развивать кадровый, организационный и финансовый потенциал оппозиции, а это можно делать практически только через регулярное участие в выборах и серьезных кампаниях на разных уровнях.

Что касается будущих выборов в Госдуму, то я считаю, во-первых, что в них надо участвовать, во-вторых, что надо прекратить играть в сектантство, сесть и договориться. Уверен, что если прекратить друг другу ставить ультиматумы, то можно договориться на федеральном уровне с Яблоком, а на уровне отдельных регионов и округов – с КПРФ и «Справедливой Россией». И это единственная стратегия, которая может привести к приходу хотя бы нескольких по-настоящему оппозиционных депутатов в следующую Думу – а они нам очень понадобятся в будущем.

 

- Как Вы могли бы прокомментировать ситуацию вокруг лишения депутатских полномочий у Льва Шлосберга? Выходит, это полностью обесценивает стратегию оппозиции по участию в выборах, раз власть в любом момент может отобрать мандат?1386257258

- Мне кажется, люди плохо понимают, что такое власть. Есть Кремль (причем в виде разных вечно конфликтующих «башен»), есть правительство, есть региональные власти, есть мэрии городов, есть полицейские, есть коммунальщики – и все это разного типа власти для конкретного гражданина. Отношения между ними всеми сложные, конкурентные, а часто и враждебные. По принципиальным вопросам, особенно из внешней политики, типа Крыма, все легко выстраиваются в вертикаль. Но по остальным – все гораздо сложнее.

Уверен, что вопрос со Шлосбергом – это личный идиотизм и произвол весьма альтернативно одаренного губернатора Турчака. Вы же не думаете, что это Кремль приказал (или хотя бы согласовал) Турчаку убить Кашина? Еще не очевидно, усидит ли он в своем кресле после этого скандала; но хочет сохранить власть – и делает то, что как ему кажется, подчеркнет его лояльность и полезность, в силу своих ограниченных интеллектуальных способностей. Практически уверен, что в реальности это еще один шаг к отставке.

Но то, что изгнание Шлосберга в принципе стало возможным, это результат глубокой деградации законодательной ветви власти, резко усилившейся с начала 2012 года. Безудержное шельмование Госдумы как «бешеного принтера» вернулось бумерангом – усилилось отчуждение депутатского корпуса от своих собственных избирателей, повысило их желание ограждать себя и себе подобных от инородных тел. Примеры Гудкова, Бессонова, Ширшова, Михеева, да и вашего покорного слуги призваны продемонстрировать всем, что источником власти является не народ Российской Федерации, а правящий класс. Закончится это все печально; но факт наличия борьбы не означает, что в ней не надо участвовать. Надо, надо завоевывать командные высоты, использовать полученные мандаты в интересах смены этой преступной системы, и пусть люди видят, кто есть кто. Мандат дает много возможностей, которые не всегда видны извне, но статус, запросы, поездки по регионам, неприкосновенность, помощники, рассылки литературы и писем – это важный организационный ресурс.

Также не надо забывать, что участие во главе протестного движения людей, облеченных властными полномочиями, представителей «элиты», повышает его легитимность в глазах граждан, повышает вес и вероятность итогового успеха. Поэтому каждый мандат в руках настоящих оппозиционеров, а не флюгеров-карьеристов, дорогого стоит и разбрасываться им нельзя.

 

- Насколько сильны протестные настроения граждан России? Почему нынешние митинги оппозиции уже не столь многочисленны, как в 2011 и 2012 годах, хотя налицо ухудшение социально-экономической ситуации в стране? Были ли в 2011 году шанс на «русский майдан», что надо было сделать иначе, или все действия лидеров оппозиции тогда были верные?Митинг «За сменяемость власти» — шабаш свидетелей Навального

- Люди выходят на улицу либо тогда, когда произошло что-то экстремально плохое, в качестве шоковой реакции, либо тогда, когда они видят возможность что-то изменить.

Шоком были убийство Немцова, наглая фальсификация выборов, закон «Димы Яковлева». Надеждой на перемены были акции зимы-2012. Сейчас ни того, ни другого нет.

Надо прекратить заниматься этой политико-математической рефлексией, высчитывая явку на акции, и строить организацию, которая могла бы опереться на тех, кто рано или поздно выйдет на улицы, чтобы добиться результата. Для меня всегда было очевидно, что протесты в стиле карнавала работают на расширение аудитории, но только до той поры, пока людей по-настоящему не припугнуть. И уж точно они не могут привести к смене власти – в лучшем случае, к небольшим уступкам (как это произошло с точки зрения регистрации партий и возврата выборов губернаторов, хотя и то, и то, было скорее профанацией, чем настоящими переменами).

Нужна штабная структура, четкий план, ответственность участников за результат. Трескучая фраза «лидеров протеста», хипстерский карнавал и бурные восторги пикейной московской интеллигенции не возьмут Кремль. У нас был один небольшой шанс, чтобы подобная структура сложилась стихийно (и как показал более поздний пример ОккупайАбая, это произошло бы) – это если бы либералы не увели бы протест с площади Революции на Болотную 10 декабря 2011 года. С этого момента, в общем-то, особых шансов не было – но этот путь надо было пройти, хотя бы, чтобы выучить урок и понять свои ошибки.

События в Украине, кстати, тоже важный урок. Уже дважды мы наблюдали Майдан: в 2004-м и 2014-м. Первый раз его просто делала действующая элита – организованно и осознанно; второй раз, несмотря на более стихийный характер выступлений, все равно именно представители действующей элиты (хоть и ее «опальной» части) были призваны выражать интересы протестующих. В этом смысле события в Москве на Болотной развивались аналогично – откуда не возьмись, появлялись Кудрин, Прохоров, Собчак, другие, ранее не замеченные в антисистемных настроениях. И результат мы видим – основы системы остались незыблемыми; реальные перемены в Украине происходят там, где действуют те, кто не был связан с предыдущей элитой (типа Саакашвили). Да и российский опыт 1917го года показывает – Февраль, сделанный «бывшими», провалился, и его смел Октябрь, сделанный новым поколением лидеров.

Так что еще раз можно констатировать, что если мы хотим видеть ту Россию, в которой бы хотели жить сами и растить наших детей, то нужно готовить новые управленческие и политические кадры. Иначе с высокой вероятностью мы увидим фашизацию общества под управлением людей, вызванных к политической жизни Новороссией.

- Убийство Немцова, - это отдельная акция устрашения или реперная точка, после которой началась новая эпоха в российской политике? Можно ли рассчитывать на наказание настоящих виновных или в итоге об этом всем забудут, как забыли и о других резонансных убийствах? Стоит ли ожидать новой волны политических репрессий?

2580698 27.02.2015 На месте убийства политика Бориса Немцова, который был застрелен на Москворецком мосту. Илья Питалев/РИА Новости

- Эта ужасная трагедия, безусловно, была весьма знаковой. Но назвать ее открывшей новую эпоху я не могу. Политические убийства в стране были и в 1990е, и в нулевые. Насилие не прекращалось никогда, а в последнее десятилетие за целым рядом преступлений явно стоят представители властных структур разного уровня (Литвиненко, Бекетов, Кашин, Политковская, Ямадаевы, многие другие, и вот теперь Немцов).

В чем принципиальное отличие убийства Немцова от остальных преступлений – то, что те преследовали сугубо частные интересы их заказчиков, и судя по всему, они не планировали воздействия на курс российской власти. Убийство Бориса явно другое, оно именно что направлено, как минимум, на передел сфер влияния ближайших к президенту фигур. Однако оно вряд ли откроет новую страницу в отечественной политической жизни, как это произошло с убийством Гонгадзе во все той же Украине. Увы, думаю, его главным последствием будет еще большее запугивание сторонников оппозиции и усиление эмиграции.

 

- Справедливы ли санкции против России, можно ли сказать, что они оказывают должный эффект на Путина и его элиту или страдают больше простые люди? Способны ли низкие цены на нефть сломить российскую экономику и побудить правящий режим начать новую перестройку?

- Справедливы ли? Наверное, да. Увы, мы превратились в страну-агрессора. Я очень долго поддерживал позицию России на международной арене, когда мы апеллировали к праву, к ООН, выступали против вторжения в Ирак и другие страны. Аннексией Крыма и использованием войск на Донбассе мы показали, что мы такой же империалист, как и другие.

Но справедливы они ли нет, я не могу поддержать санкции против моего народа, пусть он сто тысяч раз неправ. Тем более, что с рациональной точки зрения то, как они сделаны – это ошибка. Смысл санкций, если их вводит не страна, являющаяся стороной конфликта – не месть, а желание воздействовать на этот конфликт с целью его скорейшего окончания. В нынешнем виде санкции лишь позиционируют Запад как сторону противостояния в глазах россиян, помогают Путину списать недееспособность нашего собственного правительства на американцев.

Я абсолютно убежден – санкции против российского народа порочны (хотя и их снятие сейчас будет воспринято как поощрение агрессора, что тоже плохо), зато санкции против чиновников, против силовиков, против тех, кто и составляет этот преступный режим, должны быть максимально широкими, а все наворованное должно быть отобрано. Только подобные персональные санкции, которые по сути и не санкции вовсе, а просто твердое и неукоснительное следование нормам законодательства против отмывания денег, могут привести к расколу элит и началу перемен в стране.

 

- Какого мнения сейчас придерживаются правящие круги Запада по поводу режима Путина, стоит ли ожидать поддержки русской оппозиции или все же наоборот, постепенной нормализации отношений с Россией?blog_putin

- Россия мало кого по-настоящему волнует на Западе. Волнует постольку, поскольку вас бы волновал сосед-алкоголик, живущий над вами в одном подъезде: кто знает, что он выкинет в следующий момент? Может подраться по пьяни, может дом поджечь, может квартиру затопить, может вломиться к вам просить денег на опохмел. Конечно, Запад готов поддерживать любые силы, которые бы усмирили хулиганов из Кремля, вернули бы страну в рамки общепризнанных международным норм поведения. Но поддерживать малодееспособную, живущую в своем мире оппозицию? Фонды охотнее выделяют деньги представителям власти – они хотя бы теоретически могут на что-то повлиять… А дразнить российские власти попусту им тоже неинтересно: в конечном итоге, есть много тем, где если не поддержка, то хотя бы нейтралитет России полезен для решения более важных для тех же Штатов задач.

Наконец, все четко понимают, что Путин загоняет страну в тупик, снижает ее экономический потенциал, а значит, и опасность, исходящую от России. А самые дееспособные российские граждане добровольно несут деньги в западные банки, да и сами переезжают с детьми, укрепляя кадровый потенциал Запада. Так что ж этому мешать?

 

- Можно ли утверждать, что стратегия Путина по навязыванию Украине «чеченского сценария» решения проблемы ЛДНР увенчалась успехом? Какими Вы видите перспективы для этого региона и Украины?longform-original-19414-1424195774-13

- Я не видел такой стратегии. Честно говоря, я вообще никакой стратегии там не видел. На мой взгляд, все решения принимались «с колес», в расчете на то, что режим в Киеве падет под тяжестью экономических проблем. Однако патриотический подъем украинцев оказался слишком высоким, и правительство устояло, несмотря на множество ошибок в экономической сфере.

Моя точка зрения состоит в том, что как раз «чеченский сценарий» был бы оптимальным для Киева. Пусть и путем унизительных уступок, но его реализация в России позволило сохранить территориальную целостность страны даже после двух тяжелейших войн. Самый плохой сценарий – это как раз то, что реализуется сейчас: ни мира, ни войны, замороженный конфликт, вечно незарастающая рана, поглощающая ресурсы и препятствующая нормальному развитию Украины.

Думаю, что надо приложить все усилия для реинтеграции проблемных регионов, перезапуска их промышленности, восстановления нормальной жизни для населения. В целом Украине нужны экономические успехи; я бы всю иностранную помощь тратил не на неолиберальные химеры, уже доказавшие свою неработоспособность в России и совсем недавно в Греции, а на стимулирование производства и предпринимательства, максимизацию экономического роста.

 

- Если судить по российским официальным СМИ, то украинская повестка уходит в прошлое, на первое месте сейчас проблема ИГИЛ и беженцев в ЕС, получается, Путин добился своего?

- Путин переводит внимание общества с неуспешной украинской кампании на новую – сирийскую, которая далеко, и про которую можно много чего рассказывать по ТВ, без возможности это проверить.

Чем меньше россияне будут думать об Украине, тем легче для Кремля будет нейтрализовать выращенных там боевиков, не допустить их возвращения в Россию и участия в российской политике.

Боюсь только, что как обычно, московские политические менеджеры начинают борьбу с градусниками, вместо борьбы с болезнью. Пациент может и не дожить до момента, пока эта власть сменится, и это вызывает серьезную боль.

 

- Как далеко зайдет Путин в Сирии? К каким последствиям это приведет для региональной безопасности, ЕС и граждан России? f_czAxNy5yYWRpa2FsLnJ1L2k0MjQvMTUwOS8yNy8yNzlkOTNlNzc5ZGMuanBnP19faWQ9NjgwNDQ=

- Я не думаю, что у Путина есть стратегия для Сирии. По большому счету, сейчас войска предоставлены для поддержки Асада. Пока русские солдаты будут воевать, президент будет торговаться с США; скорее всего, в итоге сирийского правителя все-таки сдадут, а вот что будет получено взамен – увидим.

Европа от этого объективно выиграет – ее геополитическая роль и была невысока, зато так или иначе ситуация с беженцами постепенно начнет улучшаться. Для Штатов и вообще глобальной системы безопасности последствия могут быть как позитивными, так и негативными. Если ситуация продлится достаточно долго, Россия будет становиться врагом исламского мира, займет нишу «ухудшенной версии» Большого Сатаны в глазах как минимум суннитов. Штаты от этого, конечно, выиграют. Зато у России есть шанс возглавить глобальную коалицию всех недемократических режимов, перезапустить тем самым «холодную войну». Это, конечно, вызов гегемонии «золотого миллиарда»; не уверен лишь, что это благое дело – поддерживать всевозможных диктаторов и коррупционеров по всему свету. Впрочем, рыбак рыбака…

Так или иначе, очень надеюсь, что эта новая волна глобальной конфронтации не затянется надолго, хотя есть все предпосылки, что применение войск за рубежом станет постоянной тактикой Кремля: вкус приходит во время еды. Это вообще логика авторитарных режимов, тем более, когда правдивой информации о жертвах жители России все равно не узнают. Сколько еще наших соотечественников заплатят своими жизнями или здоровьем за цепляющегося за власть президента?

 

- Поворот РФ на Восток, реальность или пропагандистская фикция, способны ли деньги и технологии из КНР поддержать российскую экономику?Russia's President Putin and China's President Xi attend an agreement signing ceremony during a bilateral meeting at Xijiao State Guesthouse ahead of the fourth CICA summit, in Shanghai

 

- Никто из Китая не предлагает нам ни денег, ни технологий. Более того, и с точки зрения политики Китай нас цинично использует в торговле с Америкой. И если США сильная Россия выгодна (как раз в силу увеличивающего свой вес Китая), то Китаю сильная Россия не выгодна ни с какой точки зрения. Все, кто занимается бизнесом, знает, что получить финансирование из китайских банков, на условиях, хоть как-то напоминающие европейские или американские – невозможно.

Безусловно, Китай должен быть важнейшим торговым партнером для России, но наш стратегический союзник и с точки зрения инвестиций, и с точки зрения технологий – это Запад.

 

- Многие эксперты, в частности экономист и социолог Владислав Иноземцев, видят весьма вероятным сценарием для РФ постепенное увядание, без бунта и реформ, окончательное превращение России в страну вроде Аргентины или Венесуэлы, Вы согласны с такой оценкой?

- Ну, в Венесуэлу – вряд ли, а аргентинский путь – вполне возможен. Аргентина – вообще, наверное, главное мировое разочарование ХХ века: эта страна когда-то была равным соперником США, а потом погрузилась в многолетнюю череду кризисов и жуликоватых правительств. Сейчас, впрочем, Россия под управлением правых падает, а Аргентина под управлением левых, равно как и еще один неожиданный наш соперник – Бразилия – растет.

Другое дело, что долго это увядание не может продолжаться без потрясений (собственно, в Аргентине все время что-то бурлило), потому что индустриальная база России за годы реформ подорвана, тем самым произведена массовая люмпенизация производящих слоев населения. Плюс роль энергоресурсов будет падать, тем более, что «талантливой» внешней политикой мы простимулировали наших традиционных потребителей сокращать их зависимость от нас. Все это создает фундаментальные риски для экономики и социальную базу для бунтов без реальных перемен и реформ.

Главный риск в том, что эта самая люмпенизированная социальная база весьма восприимчива к примитивной «патриотической» риторике, а, значит, легко может поддержать как общенациональный фашистский переворот, так и региональные сепаратистские движения. А это будет означать конец России, как мы ее знаем.

00

 

- Чего стоит ожидать в социальной сфере, к чему стоит готовиться?

- Явно будет продолжаться нынешний курс. Пенсии и зарплаты в госсекторе будут платить исправно – но обесценивающимся рублем. Цены будут расти по мере дальнейшей девальвации рубля. Думаю, после всех выборов встанет вновь вопрос о повышении пенсионного возраста. Медицина и образование будут становиться все более платными.

Мне сложно сказать, сколько будет работать выбранная сейчас стратегия неограниченной девальвации рубля, которая, по сути, означает военный налог на всех жителей страны. Понятно, что больше она бьет по тем, кто привык покупать импортное. Но поскольку импортные составляющие есть во всей, даже формально российской, продукции – то недовольство будет копиться во всех слоях населения.

Что станет переломной точки, после которой начнут лавинообразно расти протестные настроения, не знает никто. В советское время, например, антиалкогольная кампания и дефицит продуктов создали нужный фон, но переломными ударами стали, по-видимому, Чернобыль и полет Руста. Как такое можно предсказать?

 

- Что делать гражданам России, уезжать или пытаться «принять бой» тут? 0_ba2f2_ec948cb9_orig

- Разве это возможно – всем уехать? Нет, как любят говорить в соцсетях, надо валить не куда-то, а кого-то.

Сейчас для всех наших сограждан задача простая – сохранить себя в это непростое время. Верить в то, что правда есть, она абсолютна, и ложь не может быть во спасение.

А задача политиков – строить организацию, подбирать кадры, выдвигать программу перемен, забыв внутренние распри. И все обязательно получится!

 

Интервью подготовили: Антон Громов и Даниил Константинов

European Russians

Leave a Reply

Close