"В верхах там мало хороших людей"

"В верхах там мало хороших людей"

«В верхах там мало хороших людей»

Журналист Алексей Малаховский встретился с Ольгой Борисовой - экс-сотрудником полиции, а сегодня - членом оппозиционной партии РПР-Парнас, чтобы поговорить о специфике работы в правоохранительных органах, наиболее эффективных формах протеста и стремлении стать его лидером.

image

- Оля, расскажи чем ты сейчас занимаешься? Учишься, работаешь?
- На самом деле, провокационный вопрос (смеется). Не учусь, не работаю, уволилась в конце осени из полиции. Так что на сегодняшний день, официально я нигде не работаю, занималась фрилансом - частные заказы по рерайту были.

- С чем связан твой уход из правоохранительных органов?
- Если честно, то в определенный момент я для себя поняла, что все это не очень перспективно. Я работала в патрульно-постовой службе полиции, хотела работать в уголовном розыске. Для попадания на работу туда было необходимо получить высшее юридическое образование. И я даже поступила на заочку в Академию МВД. Параллельно я училась в "учебке" полиции, и именно там у меня возник негласный конфликт с преподавателем, чувствовала к себе предвзятое отношение. Особенно обидно было, что по всем дисциплинам у меня было все хорошо, а, зачастую, намного лучше чем у остальных.
В итоге я приняла решение уйти из полиции накануне своего дня рождения. Уволилась в свой день рождения, красиво звучит, да? (Улыбается).

- Почему ты пошла работать в полицию, какие цели преследовала?
- В 18 лет работала в "Мегафоне", я же по среднему-специальному образованию - менеджер. Но меня эта деятельность не очень радовала. А я по своей натуре такой человек, что хочу работать с людьми, хотелось помогать людям. Пошла в РУВД, мне сказали, что остались только самые непростые вакансии для девушки. Четыре месяца собирала документы, такая бюрократия жуткая, но все бумаги собрала, начиная от подтверждения того, что я - хороший сосед, заканчивая справками о хорошем здоровье. Потом были три месяца стажировки. Мне нравится помогать людям, охранять общественный порядок.

- Лично ты видела какие-то примеры коррупции, превышения должностных полномочий и каких-либо иных фактов нарушения закона со стороны своих коллег?
- Я тебе так скажу, видела как брали взятки. Небольшие, суммой до 500 рублей. "Административка" банальная - распитие спиртных напитков в неположенном месте и т.п. Избиения задержанных точно не было. Вообще, как оказалось, в мужском коллективе тоже слухи и сплетни только так ходят. Кто-то распускал слухи про мои, так сказать, неформальные отношения с другими сотрудниками. Честно тебе скажу, я там ни с кем не спала. Было бы с кем спать (смеется). А девушек там почти нет, какая дура пойдет пьянчуг таскать.

- Продолжаешь общаться с бывшими коллегами?
- В социальных сетях разве что, все ограничивается вопросом: "Как вы там?". Точно никогда не буду говорить, что менты - козлы. С хорошими людьми там познакомилась: сотрудники, которые помогали людям, соблюдали закон. Расскажу тебе даже один случай сейчас. Как-то раз в отдел пришла информация, что пропала девушка. Наши ребята бросились прочесывать каждый двор и поймали маньяка прямо на месте преступления, когда он насиловал девушку. На счету этого преступника было не меньше пяти изнасилований. В итоге парням за это объявили лишь Благодарность, мотивации у сотрудников никакой нет. Работаешь ты плохо или хорошо, все равно в конце месяца получишь одну и ту же сумму. Реформа полиции же не прошла. Ничего не поменялось. Бухать стали меньше разве что. В дореформенное время вообще была такая расхожая фраза у сотрудников: "Налейте водителю, ему еще за руль садиться". Некоторые из контролирующих все это дело сотрудников сами пили. Сейчас все же контроль усилился. Появилось больше рычагов, чтобы наказывать людей. Порой, правда, наказывают из личных мотивов неугодных.

- В полиции были сотрудники, которые в той или иной мере не разделяют политику действующей власти или там такие надолго не задерживаются?
- Хорошо помню, как еду с коллегой в служебной машине, а он мне заявляет: "Представляешь, что творится? Новости смотрел сегодня. Украинцы сегодня ребенка распяли". Я-то сразу поняла, что не очень похоже на правду все это. Для большинства сотрудников власть в стране - это их вышестоящее начальство. Про Путина особо не говорят. Но как такого "зомбирования" нет. Есть и противоположный пример. Крутой мужик - бывший опер рассказывал нам в "учебке" что Крым незаконно присоединили к России, аккуратно так сказал, что не все законы были соблюдены.

image

- А ты можешь назвать его имя или должность сейчас?
- Нет, почти уверена, что тогда к нему применят санкции.

- Какое самое сильное впечатление осталось у тебя от бывшей работы?
- Слезы (с улыбкой), ожидала, что будет больше крутых людей. Есть какая-то обида и в то же время ностальгия. В верхах там мало хороших людей. Может, так люди и портятся, поднимаясь на новую должность...

- При каких обстоятельствах ты согласишься вернуться на работу в правоохранительные органы?
- Уволилась я сама. Не вижу таких условий, чтобы вернуться туда.

- Что ты вкладываешь в понятие оппозиционер?
- Слово неплохое, против всех всегда - это не моя позиция. Сегодня многие понятия у нас переврали. Некоторые представители оппозиции, в том числе и либералы, порой по своей риторике, мало чем отличаются от провластных фанатиков. Важно быть толерантным, уважать людей. Самая главная ценность - это человек. Я перестану быть оппозиционером, если у власти в нашей стране будут другие - адекватные люди.

- Ты являешься членом партии РПР-Парнас, почему выбор пал именно на нее?
- Не было такого, что я сидела и выбирала - нужна партия, куда бы пойти. Парнас мне ближе всего по целям в уставе этой партии. Начала постепенно видеть соприкосновения с этими людьми.

- Как ты относишься к акциям "Пусси Райот"? Считаешь такую форму протеста эффективной?
- Расскажу сразу о том, что я сама придумала несколько маленьких акций уже. Постоять, что называется, с плакатиком на улице тоже нужно. Таким образом, ты проинформируешь, обратишь внимание общественности на определенные проблемы. А для того, чтобы все эти проблемы решить, у нас есть люди, которые занимают соответствующие должности для этого, получали необходимое образование. Я постепенно вовлекаюсь в акционизм, если будет вдохновение - будут и новые акции. Но! Танцы в храме, для меня, это слишком радикально. Нужно думать же об окончательном посыле людям. Обыватели подобных форм протеста часто не понимают. Нужно упрощать искусство. Акционизм должен быть с максимально понятным посылом каждому гражданину в нашей стране.

image

- Твои родители разделяют твои взгляды? Как они вообще относятся к твоим сегодняшним "увлечениям"?
- Мои родители хотят, чтобы я пошла работать (смеется). И я тоже хочу, но пока не могу работу найти (с грустью). Они не понимают, мама называет партию сектой. Потихоньку с ними работаю: немного Дождя в день, разбавим Димой Камикадзе (прим. ред. - видеоблоггер). У мамы более нейтральная позиция. Папа против "Единой России", но все равно считает, что я ничем полезным не занимаюсь.

- Ты хочешь стать лидером протеста?
- Людьми политика порой воспринимается как фан. Сложный вопрос ты мне задал, правда. Такая фраза красивая... Мы можем быть лидерами протеста в Твиттере, с мегафоном на улице, но надо быть чуточку терпимее. Представитель оппозиции должен чувствовать ответственность перед своими сторонниками. Я все это сейчас не просто так делаю, стараюсь отвечать людям, пытаюсь в чем-то переубедить. Быть лидером протеста, революции? - Ну, нас похоронят, положат к нашим могилкам цветы, а по факту мы ничего не изменим. Хитрее нужно быть.

- Вот ты, Оля, хитро и ушла от ответа на мой последний вопрос.
- (Смеется)

Беседа состоялась в июне 2015 года.

European Russians

Leave a Reply

Close