Моральная победа русской правой оппозиции

Моральная победа русской правой оппозиции

Моральная победа русской правой оппозиции

В декабре 2016 года случилось событие, весьма важное для автора этой статьи: власти Латвийской республики предоставили мне политическое убежище. Данное решение было принято отнюдь не сразу (процесс рассмотрения и изучения всех вопросов занял более года), но, однако же, оно было принято. И, разумеется, я бы не стал беспокоить читателей этой темой еще раз, если бы она касалась исключительно и только меня. Но, к радости одних и прискорбию других, все обстоит несколько серьезней: данное решение латвийских властей является также несомненной моральной победой русской правой оппозиции, ведущей сейчас борьбу против путинской тирании как внутри РФ, так и за ее пределами.


Не секрет, что самое понятие «оппозиция» в России давным-давно – и, увы отнюдь небезуспешно – пытаются приватизировать определенные политические силы. Что это за силы? Разобраться с их идеологической окраской с первого раза не так-то просто, особенно – стороннему наблюдателю. В смысле исторической преемственности, это – наследники, духовные и генетические, советских оппозиционных марксистов и советских же либералов. Или, коротко говоря, дети «творческих интеллигентов» из арбатских переулочков и внуки «комиссаров в пыльных шлемах». В смысле мировоззренческом, речь идет о группе с ярко выраженными сектантскими признаками. С одной стороны, это сообщество находится к власти как бы в оппозиции, с другой – боится русского народа гораздо больше, чем властей. По этой-то причине во время массовых протестов против фальсификации выборов в 2011-2012-м гг. именно вожаки этой чудесной секты побежали договариваться с Кремлем – выход народного возмущения из-под контроля пугал их не меньше, чем Путина. Что же касается самоидентификации, то эта публика, без сколько-нибудь серьезных на то оснований, любит величать себя «либералами» и даже «правыми».

Впрочем, нельзя сказать, что они таковыми не являются совсем. Их можно называть и «либералами», и «правыми» - но только в рамках определенного дискурса. Также, например, как в конце 20-х гг. прошлого века в рамках ВКП(б) Бухарин был правым. А Горбачев, в КПСС 80-х, мог считаться либералом. Но таковыми и тот, и другой были лишь внутри советской системы, а вне ее являлись ярко выраженными представителями ультралевого, коммунистического, дискурса, и оценивались соответственно.

С «российской либеральной оппозицией» история во многом схожая. (Что и не удивительно, ибо состоит она, в значительно степени, из людей, выросших из шестидесятнических мечтаний о «правильном» ленинизме и «югославской модели».) В рамках путинской государственной машины они могут почитать либералами или правыми. Но вне этого пространства их нельзя оценивать иначе, как носителей леволиберальной и во многом – неосоветской (этакой необухаринской) идеи.

Именно эта публика давно уже сидит в РФ на всех как бы оппозиционных медийных рычагах. И активно ими пользуется, формируя информационную повестку.

В частности, старательно проталкивает в мозги своих читателей и слушателей идею, будто никакой другой оппозиции Путину, кроме них самих (бегающих с бутылочкой вискарика договариваться в московскую мэрию или в администрацию президента за очередной денежной подачкой) в России не имеется. Что правый дискурс среди русских – это дегенеративное советское евразийство a-la Дугин и необольшевицкая ДНР-ЛНР. А христианский консерватизм – это штатный кремлевский клоун «Хирург» и прочая Поклонская.

Нельзя не признать, что в 2014 году русский правый лагерь пережил, из-за Крыма и последующей войны на Украине, очень серьезный раскол. Но этот раскол также стал и очистительной бурей, омывшей национально-консервативный лагерь от разного рода советских и криптосоветских миазмов, которые гнойный поток «крымнаша» унес в сторону Донбасса. Причем характерно, что наибольшие численные потери были именно в среде самозваных «идеологов» – блогеров-неудачников в вечно коротких штанишках, пределом мечтаний которых является сытная кормушка от АП-шных щедрот. Что же касается националистической русской молодежи, то там процент соблазнившихся советской весной оказался значительно меньше.

И сейчас эта правая среда является одним из передовых отрядов настоящей российской оппозиции. И уже сейчас очевидно: в России, как и ранее в Восточной Европе, без крепкого союза национально-консервативных и демократических сил реальная борьба с путинским необольшевизмом невозможна. (Неслучайно такой союз является ночным кошмаром наших противников – и уже не первый год!)

Димитрий Саввин возлагает цветы в память о жертвах коммунистических репрессий в Латвии, Лиепая, 14 июня, 2016 год

Казалось бы, те, кто считает себя российским либералами, должны были бы к этому стремиться. Но увы! Слово «либерал», применительно к очень многим из них, без кавычек употреблять невозможно. Вышеописанный союз, который помог восточноевропейским странам преодолеть коммунистический тоталитаризм, их пугает – по двум причинам. Во-первых, они боятся русского народа гораздо больше, чем путинский диктатуры, даже и явно стремящейся к тоталитаризму. Это, так сказать, причина стратегического порядка. А во-вторых, есть соображение и помельче. За последние двадцать пять лет эта публика привыкла играть роль «единственной оппозиции» и чуть ли не «соли земли» постсоветской. И в таком амплуа годами – и безо всякого толку! – высасывать из США и Евросоюза различную помощь, начиная от информационной поддержки и кончая грантами. Теперь же эта малопочтенная публика банально боится того, что трамповская администрация (явно чуждая глубоких симпатий к леволиберальным силам) просто отодвинет их от финансово-медийного корыта. Того корыта, у которого они так славно хрустели зеленью не одно десятилетие – и себе, и Кремлю на радость.

В силу всех этих причин российская «либеральная» «оппозиция» старательно вытаптывает в подконтрольной им информационной среде всякое упоминание об адекватных правых в России. На правых консерваторов и националистов вешаются ярлыки «нацистов» и «путинистов». В качестве эталона «русского национализма» публике (в первую очередь, западной) демонстрируют Дугина или Кургиняна, а то и какого-нибудь донецкого клоуна вроде Губарева. Что же касается собственно правых, то их старательно не замечают. Иногда – в упор.

В этой связи, решение властей Латвийской республики предоставить политической убежище русскому правому консерватору имеет весьма существенное значение для всех русских правых. Ибо это является признанием со стороны государства – члена НАТО и ЕС, факта существования в России правой оппозиции. Которая борется за свободу своей страны и подвергается за это со стороны путинского режима совсем неиллюзорным преследованиям.

После того, как наше существование и наши усилия были замечены и признаны в Евросоюзе, и кремлевским пропагандистам, и «изряднопорядочной тусовочке» будет несколько труднее делать вид, что правый и консервативный дискурс в России – это либо Дугин, либо Гиркин. Не видеть нас в упор будет немного сложнее. А у нас появляется больше возможностей рассказать свободному миру правду о реальном положении русского народа и о тех силах, которые ведут борьбу за его освобождение.

И, разумеется, мы этими возможностями воспользуемся.

А пока остается лишь одно: поблагодарить Латвийскую республики за столь серьезную помощь – помощь, оказанную не только одному человек, но и всей русской правой оппозиции.

Будьте уверены, мы об этом не забудем!

Димитрий Саввин

European Russians

Leave a Reply

Close