О спуске на дно. Краткий экскурс в глубины посттоталитарного сознания

О спуске на дно. Краткий экскурс в глубины посттоталитарного сознания

О спуске на дно. Краткий экскурс в глубины посттоталитарного сознания

«Пожалуй, самая тяжелая работа для каждого человека – думать своей собственной головой и принимать решения. Вот почему так мало людей этим занимается».

Генри Форд

Данная статья является продолжением цикла о психологии посттоталитарного сознания. Здесь я в подробностях разберу некоторые аспекты наследственного сбоя целеполагания, которое имеет место у целых поколений граждан, прошедших свою социализацию в тоталитарных и посттоталитарных странах. Я не ставлю для себя задачу, как это сейчас модно у ряда либерально настроенных граждан, ругать «сраную рашку» или же обзывать целые поколения «ватниками» и т.п. Такое мнение я вижу неконструктивным и безосновательным.


Граждане, родившиеся после падения СССР, также в полной мере наследуют груз воспитательной системы прошлых поколений. Не хочу обидеть или расстроить людей, которые ностальгируют по своему советскому детству, находя в нем нечто хорошее и правильное. «Раскол», который активно виден сейчас в комментариях к статьям на подобную тему, заведомо ложен. Если смотреть в корень споров становится понятно, что у всех участников попросту отсутствует вектор и алгоритм, направленный на успешную жизнь, вместо чего они просиживают сутками в социальных сетях, тратя свое драгоценное время на лишние действия и эмоции. Подобный феномен достаточно сильно сглажен в англоязычном интернете, а местами попросту отсутствует. Время – деньги, а кто бы стал тратить свои деньги на трехчасовой спор с незнакомым человеком? Но о бессмысленных действиях и трате времени мы поговорим позже.

Детство. Отрочество. Юность

Начнем с самого начала, а именно с формирования личности и социализации. Происходит она, разумеется, не в вакууме. У всех у нас есть семьи, притом семьи, по большей части, абсолютно психопатологичные. Сразу стоит отметить, что есть такие граждане, которые изначально имели опыт положительного и правильного настроя на успех, исходящий именно из семьи. Таким  людям можно только позавидовать, так как находятся они, к сожалению, в меньшинстве. И к счастью для них, находят в посттоталитарном обществе куда меньше конкурентов, чем могли бы в более мягких условиях. Еще один интересный момент связан с тем, что отнюдь не всегда можно говорить именно о финансовой составляющей подобной семьи. Мы знаем немало примеров, когда, казалось бы, вложение в свое потомство весьма серьезного объема денежных средств, приводило последних к наркомании, безделью и безответственности. В общей же массе, наши родители были усталыми, разочаровавшимися и запуганными людьми. Их мир повернулся на 360 градусов, а ответов на вопрос, что именно делать в этом новом мире, у них не было. Те, кому по случайности, повезло в период формирования начального капитала, точно также не приобрели иных векторов развития, кроме тех, что имели в своем советском детстве. Одним из самых значимых факторов, который передается из поколения в поколение первым в посттоталитарном обществе является страх. Этот элемент воспитания «кроется в деталях». Он неконкретен. Ребенку необходимо совершать те или иные действия именно из страха, у него, практически, отсутствует иная мотивационная составляющая. Взрослые же ежедневно проецирует на него еще тысячи своих собственных страхов. Одни из самых распространенных тоталитарных страхов, - это постоянный страх войны, страх отчуждения собственности, страх и недоверие к окружающим, страх привлечь к себе внимание и выделиться. После падения тоталитарного режима добавляется и еще один страх, а именно «страх возврата в психотравмирующую ситуацию». Последний может проявляться во множестве деталей, начиная с систематического переедания, заканчивая полным отказом от действий. Второй, весьма отчетливый признак тоталитарного воспитания, - это постоянный контроль и наличие ведущего. Т.е. родителям не стоит задумываться что именно следует делать ребенку, чтобы добиться успеха. Всю ответственность можно смело переложить на школу и старших воспитателей. Все, что необходимо отслеживать – это оценки и выполнение домашних заданий. Вся регуляция осуществляется с помощью страха. После окончания университета будущее должно сложиться «автоматически». Формирование некоего адекватного плана не происходит. Второй способ формирование личности – это перенос на ребенка собственного опыта, но в уже изменившейся действительности. Однако, остается в стороне тот момент, что стать условным «старшим инспектором» родителю удалось в связи с протекцией партийного дяди, сам же родитель возможностью помочь сыну сделать карьеру на госслужбе не располагает. Воспитанному таким образом молодому человеку жизненно необходим «партийный дядя», без него вектор его развития прерывается. Примера собственного успеха он перед глазами не имеет. Пресечение любой инициативы. Посттоталитарные родители быстро и под корень уничтожают все «вредные» инициативы ребенка. Набор зарезанных инициатив может быть совершенно разным, но стоит отметить, что даже больший вред наносится тем аспектам, в которым изначально предполагалась поддержка. Ребенка настраивают на тяжелый, неоплачиваемый, бессмысленный и тупой труд. В тоталитарном обществе необходимо «страдать и преодолевать». Наслаждаться и получать достойные деньги за любимое дело, к которому имеешь талант, в подобном обществе не принято. Поскольку результат деятельности изначально не предполагал никакого смысла и вознаграждения, ребенок реагирует полным отказом от действия. Посттоталитарный ребенок не любит учиться (так как результат ему не понятен), он испытывает интерес к чему угодно, кроме действительно полезных навыков (вот здесь уже начинает формироваться эскапизм – в лучшем случае увлечение фантастикой, в худшем случае - алкоголем и наркотиками). Единственной его потребностью является выход из этой навязанной ему серой страшной реальности, управляемой страхом и подавлением. Собственные его разумения о способах выхода из ситуации могут быть не только бессмысленными, но и попросту чудовищными. Ушедшие «на игле» представители поколения 76 – 85 гг. ярко иллюстрируют данную картину.  Результатом всех этих процессов, что логично, становится полный сбой системы целенаправленной деятельности. Притом, что занятно, куда меньше ему подвержены граждане с прикладной профессией, а также люди из регионов и из рабочей среды. Рано получившие полную свободу действий и соответствующий результат своего труда, они зачастую прямо и без остановок стали двигаться в направлении материального благосостояния. Дети представителей творческой и научной интеллигенции оказались в абсолютно удивительной ситуации. Генеральный план их родителей потерпел полное поражение в связи со сменой ориентиров в обществе, строить же собственные ориентиры оказывается достаточно сложно в связи с отсутствием реального примера успешной жизнедеятельности. Человек устраивается «где придется» и «как придется», попытки осуществить некие изменения в своей жизни вызывают тот самый «тоталитарный страх», окружение ведет себя как банка с пауками, затаскивая человека обратно в свой мир бездействия. Отойти в сторону и построить себе вектор развития заново, человек уже не может, руководствуясь социальными реалиями семьи, которая не хочет и уже финансово не способна дать ему достойное положение в обществе. Таким образом, мы переходим к следующей психопатологической стадии развития.

Мечтатель

Из предыдущего пункта мы уже достаточно четко видим, что этот человек уже имеет характерный «бэкграунд», а именно:

  • Неумение и нежелание учиться (следовательно он усвоил не более 20-30% преподанных ему знаний и даже они не были должным образом усвоены и переработаны под дальнейшую деятельность), здесь же можно отметить все негативные аспекты отечественного образования (а их надо было обходить на стадии учебы при помощи дополнительного чтения англоязычной литературы и т.п.)
  • В образовательном плане (если он вообще был) отсутствовало понимание будущего трудоустройства. Т.е. человек в процессе обучения абсолютно не просчитывал возможность и вообще реальность трудоустройства по профессии в РФ, а если его вариант предполагал необходимость дальнейшей иммиграции, то он не просчитал ее возможность также. Учитывая постоянно меняющуюся конъюнктуру на падающем рынке, вполне очевидна необходимость иметь конкретные, востребованные навыки, которые смогут стать неким плацдармом для дальнейшего развития. У данного человека, а точнее у его родителей, не было вообще никого представления о внешнем мире, более того, наш бесконечно эскапирующий герой, не соизволил получить это представление при помощи попыток трудоустройства или стажировок.
  • Его терзает тот самый страх его родителей. Притом, головы этого чудовища весьма различны. Это и боязнь сделать шаг в сторону, и боязнь начинать что-то с нуля (например пойти на начальную должность), и страх поражения и неодобрение, а самое ужасное, что его провал уже прописан им же самим («выше головы не прыгнешь», «богаты только воры» и пр.). Родители снисходительно смотрят на свое дитя, уже внутреннее определив, что оно «как-нибудь пристроится» «неизвестно где», по сути считая, что неудача сына вполне оправдает их собственные неудачи.
  • У него нет понимания цели и реального плана. Американские миллионеры шли к своей цели, начиная с работы разнорабочими и официантами. В дальнейшем они гордились этими фактами, раз за разом преодолевая себя, оплачивая свое обучение, отдавая всего себя своему делу и цели. Посттоталитарный пасынок «ни во что не верит», он в полной мере наследует разочарование и проигрыш своих родителей. Плюс к тому у него есть какая-то странная тенденция считать, что все в жизни приходит «само», что для победы необходима какая-то «удача» без конкретных целенаправленных действий. Тоталитарное сознание предполагает верить в «светлое будущее», когда все вокруг говорит об обратном. Направить в нужном направлении должен «ведущий», «начальник», «старший брат», но об этом персонаже мы поговорим позже.

 

Увидев психологический облик этого человека со стороны, мы прекрасно четко понимаем только одно, - у него нет шансов на успех. И да, удача и везение тут абсолютно ни при чем. Отсутствие знаний, навыков, образования, реального примера, а также осознание собственного провала еще до формирования плана – это уже достаточно серьезная заявка на неуспех. Страшнее только то, что формирование дальнейшего плана действий, этот человек осуществляет в выдуманном мире. В этом мире существуют такие категории как «волшебный выигрыш» (на форексе, в казино, в финансовой пирамиде), тот самый «партийный дядя» (который сразу же решает все проблемы в жизни), «божественная иммиграция» (и там меня все оценят и полюбят – см. п. 1 – образование не позволит данному человеку устроиться за рубежом, а начальных позиций он не признает + страх и банка с пауками), рост по службе (практически вымирающий вид производственных отношений, для следующего шага, как правило, нужно дополнительное образование и смена работы) и т.д. и т.п.

На этом этапе данный человек может найти себе совершенно любую работу в совершенно любой области. Это может быть абсолютно случайный выбор, косвенно связанный с образованием, какие-то неясные должности, доставшиеся от семьи или друзей. По сути, это достаточно логичные стартовые позиции, предполагающие дальнейшие шаги для развития. Но проходят годы, а наш герой не двигается с места. Поскольку первоначального плана не было, он не делает следующего шага, погружаясь в тоску и эскапизм. Он изначально загнал себя в ситуацию, из которой нет выхода. Он переходит в следующее состояние, в котором он проведет весь остаток жизни.

Лузер

Итак, что мы имеем на данном этапе: наш герой превратился в классического представителя тоталитарного общества:

  • Он ненавидит свою работу. Истово, истошно, до изнеможения. Плюс к тому он боится своего начальника, боится сделать ошибку, ненавидит коллег, не вовлечен в рабочий процесс. С таким настроем невозможно преуспеть ни в одном деле. Однако, из страха, он формирует в себе аккуратность и бездумность с налетом легкой анестезии и неосознанности при выполнении действий. Но смысла в них он, по-прежнему, не видит. Через 1 - 1,5 года действия начинают делаться автоматически. 2/3 процесса заняты бессмысленными межличностными отношениями и эмоциями. «Середнячок», «рабочая лошадка», - этот термин используют даже работники HR при найме сотрудника. Ключевой проблемой такого подхода к делу становиться то, что этот человек никогда не сможет сделать следующий шаг. Для руководящих позиций нужен системный подход и креативность. Такой человек может годами ждать, когда освободится кресло его начальника, но «о, ужас!» - это кресло займет совершенно не он, а некий приглашенный сотрудник извне или его нерадивый коллега (якобы подхалим и т.п.).
  • Эскапизм. Попытки внутренего бегства растут и множаться. Здесь же у нас появятся и бесконечные споры о политике в социальных сетях, и компьютерные игры, и алкоголь, и переедание. Вспомним, что представители предидущих поколений также любили поговорить на кухне под рюмочку водки.
  • Нытье. Наш герой постоянно ноет и жалуется. На начальника, на родителей, на детей и жену, на страну и власть. Он недоволен абсолютно всем и вся. Свое нытье он бесконечно экстраполирует на окружающих, распугивая оставшихся вокруг успешных людей и еще более демотивируя неуспешных. Любое недовольство у успешного человека должно приводить к действию: не нравиться работа – смени ее, не нравятся отношения в семье – попробуй разрешить проблемы, которые их вызвали, не нравиться страна – иммигрируй. Любая попытка нытья квалифицирует тебя как неуспешного человека и в западном обществе является неприличной.
  • Бессмысленные метания. Лузер не доводит дел до конца. Он может начать некое дело и бросить его. Он мастер незавершенных процессов, как в своем сознании, так и во всех направлениях своих действий.
  • Хамство. Тот, кто не уважает себя, абсолютно также не будет уважать другого. Тоталитарные и посттоталитарные граждане легко переходят на личности, занимая ссорами и выяснениями отношений все свое свободное время. Это единственный способ занять свое место в иерархии себе подобных. Успешные же люди понимают, что связи, отношения с коллегами и положительный образ помогут им в дальнейшем развитии.
  • Отсутствие развития. Лузер не начинает ничего нового, он боится пошевелиться в своей роли даже на миллиметр, чтобы «не было хуже». Это касается всех элементов его жизни, даже новая пища может вызвать страх и недоверие. Когда в его семье «сами собой» появляются дети, они продолжают цикл своего родителя, проходя все те же самые стадии.

 

Как мы видим из этого перечня, у каждого из перечисленных пунктов есть свои причины. Люди не рождаются бессильными нытиками, они ими становятся в результате ряда ошибок в своем восприятии. К счастью, этот механизм обратим при помощью выработки в себе здоровых привычек и способов реагирования. Огромное значение имеет смена среды, наблюдение за поведением успешных людей и анализ своих действий и поступков.

Однако, к сожалению, эхо тоталитарного воспитания будет слышаться еще во многих поколениях после нас, его роль не стоит недооценивать. Как всегда, я призываю вас к осознанности и тщательному анализу своих действий и поступков. Таким образом вы сможете выбраться из заколдованного круга тоталитарного оболванивания, начать жить продуктивно и, наконец, передать свою историю успеха дальше, - своим детям и внукам.

Алина Васильева

European Russians

Leave a Reply

Close