«Если государство не слышит своих граждан, то как еще до него достучаться?»

«Если государство не слышит своих граждан, то как еще до него достучаться?»

«Если государство не слышит своих граждан, то как еще до него достучаться?»

За террористическими атаками и протестами дальнобойщиков на самый дальний план отошла трагичная история с краховой ситуацией вокруг первой и крупнейшей частной авиакомпании России – «Трансаэро». Трагичная – потому, что без постоянного источника дохода и, по сути, работы в один момент остались тысячи людей, а рынок отечественных авиаперевозок сделал широкий шаг к монополизации.
О том, насколько сильно пострадали рядовые сотрудники компании и как ситуация вокруг «Трансаэро» развивается на сегодняшний день, Алексей Малаховский поговорил с одним из работников авиаперевозчика.  


- Сколько времени в общей сложности вы проработали в компании Трансаэро?
- Я проработала в авиакомпании Трансаэро бортпроводником 5 лет.

SONY DSC

- Что можете сказать о коллективе, в котором трудились?
- Это коллектив, в котором была душа. Настоящая семья, в которой всегда можно было рассчитывать на помощь товарища. Можно без преувеличения сказать, что мы гордились своей компанией.

- За годы работы были у вас какие-то претензии к своему работодателю? Может, задержки по зарплате или нечто подобное?
- Даже у любящих супругов найдутся претензии друг к другу. Тем более, не бывает бесконфликтных отношений между работником и работодателем. Но все претензии можно отнести к рабочим моментам, к отладке развивающейся системы. Первые тревожные звонки начались примерно год назад: с невыплат командировочных расходов и незначительных задержек зарплат.

SONY DSC

- Когда вам стало понятно, что банкротство неизбежно?
- В настоящее время только начались первые судебные заседания по процедуре банкротства. О банкротстве и его неизбежности сейчас говорить некорректно.

- Насколько сильно вы и ваши коллеги пострадали от этой ситуации?
- Уже месяц как мы не летаем. Идут задержки выплат. В данный момент сотрудники подписали приказ о вынужденном простое предприятия на неопределенный срок. Выплаты за простой тоже задерживаются. Мы находимся в состоянии полной неопределенности. Тот, кто не хочет или не может оставаться в этой ситуации увольняется из компании. Но далеко не все, кто уволился, могут устроиться по профессии, найти дело и по душе, и по своим компетенциям. Отдельный момент – трудоустройство сотрудников региональных подразделений. Как бы это ни было тяжело, многие, оказавшись в безвыходной ситуации (ипотека, кредиты и прочие обязательства), вынуждены покинуть родные города, семьи и переехать в Москву. Можно сказать, что приходится начинать заново. Конечно, это тяжело.

- Ожидали какой-то помощи от государства, думали, что российские власти не допустят того, чтобы первая отечественная частная авиакомпания прекратила свое существование?Или сразу было понятно, что не нужно строить таких иллюзий?
- Как ни странно, были надежды если не на помощь, то хотя бы на невмешательство власти. Но, судя по всему, государство активно вмешивалось в процесс. И не в нашу пользу. Об этом говорило и то, как целенаправленно управленцы, присланные государственной компанией «Аэрофлот», вели ТСО (сокращенное название «Трансаэро») к банкротству, как на следующий же день после объявления о соглашении между S7 и ТСО (в случае совершения сделки появлялись реальные возможности сохранения ТСО) Росавиация, нарушая положенные регламенты, отозвала сертификат эксплуатанта у нашей компании. О роли государства говорит и то, что федеральные каналы ни словом не обмолвились о неоднократно проходящих по стране (Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Хабаровск) митингах и пикетах в поддержку «Трансаэро». На площадях с плакатами стояли сотни людей в форме пилотов и бортпроводников, но почему-то государственные СМИ «не заметили» эту новость. Есть много прямых и косвенных признаков вмешательства государства. Не очень понятно только, зачем власти разорять нас. Сиюминутная выгода в дальнейшем обернется серьезными экономическими и социальными проблемами.

SONY DSC

- Как в коллективе восприняли инициативу «Аэрофлота» по покупке «Трансаэро»?
- Стоит сразу сказать, что это была инициатива не «Аэрофлота», а государства. И позиционировалось это как единственная реальная возможность выведения компании из экономических проблем. Отношение было двоякое. Была и надежда, но было и много скепсиса. Многие так и высказывались: «ТСО отдали прямому и главному конкуренту. Понятно, что теперь «Трансаэро» будут «сливать»». Как видим, так и произошло.

- Позже появилась информация о том, что в покупке контрольного пакета акций вашей авиакомпании заинтересованы владельцы S7, но сделка так и не состоялась.По каким причинам, как вам кажется?
- Я уже частично упомянула об этом. Теперь поподробнее скажу: был отзыв эксплуатанта у ТСО, но даже это, по истине, судьбоносное действие не повлияло на решимость господина Филева (владельца S7). Но потом, как все знают из СМИ, Филева вызвали на разговор в «Аэрофлот». После этого разговора Филев отказался от своих обещаний. Думаю, об истинных причинах могут рассказать владельцы S7. Если, конечно, им позволят это сделать.

- Знаю, что сотрудники авиакомпании выходили на митинг, в частности, в Петербурге на Марсовом поле. Вы участвовали в нем? Какие основные требования были у митингующих? Кому они были направлены? Удалось ли добиться выполнения хотя бы части из этих требований? Планируются ли еще акции протеста?
- Как я уже говорила, митинги и пикеты по поддержке «Трансаэро» прошли во многих городах России. Эти акции объединили работников компании, представителей профсоюзов аэропортов, пассажиров, преданных компании, благотворительные фонды, деятельность которых поддерживалась ТСО. В Санкт-Петербурге мы организовывали массовый пикет. По подсчетам СМИ он собрал около 100 человек.
Основными целями акций были: выражение протеста против банкротства АК «Трансаэро», против отзыва сертификата эксплуатанта и привлечение внимания СМИ и общественности к вопросу сохранения конкуренции на рынке авиауслуг, кроме этого, предоставление альтернативных рабочих мест сотрудникам ТСО.
На митинге в Москве было записано видеообращение к президенту страны. Наши мероприятия имели большой резонанс в СМИ. Думаю, именно по этой причине они все же не остались незамеченными властями, но, как и раньше, если что-то и делается, то это носит больше показной характер. «Аэрофлот» набирает из нашего числа в разы меньше сотрудников, чем официально заявляется. На днях была проведена ярмарка вакансий для сотрудников «Трансаэро», имевшая нулевой эффект. Что не удивительно, ведь там предлагались совершенно непрофильные должности (кастелянша, водитель и так далее). От авиационного там было разве что название. Мероприятие для галочки.
В новых митингах, мне кажется, пока смысла нет. Возможно, к ним придется прибегнуть в случае нарастания социальной напряженности. Если государство не слышит своих граждан, то как еще до него достучаться?

KOV_4024

- Какие у вас сейчас ощущения после всего произошедшего? Куда дальше? Большинство ваших коллег уже трудоустроились или есть трудности с этим?
- А какие могут быть ощущения, когда люди теряют не просто работу, а призвание, мечту, любимое дело, которому было отдано много лет? С действующими сотрудниками подписали приказ о простое предприятия, зарплата задерживается на неопределенный срок. Кто не готов находиться в этой ситуации – увольняются. Часть людей идет в «Аэрофлот» (туда берут не всех желающих), части обещают трудоустройство в новой компании «Россия», которая еще не существует и неизвестно, когда полетит. Части вообще приходится уходить из авиации. У нас узкоспециализированные навыки. Какими бы высококлассными профессионалами мы не были, за пределами своей области мы мало кого интересуем.
Особенно брошенными наедине со своей проблемой оказались сотрудники региональных подразделений Трансаэро: в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Хабаровске. Также упомяну о представителях компании в многочисленных городах и странах. Их шансы остаться в профессии сейчас минимальны.

- Что, на ваш взгляд, ждет отечественный рынок авиаперевозок в краткосрочной и долгосрочной перспективе?
- Я не аналитик, поэтому прогнозировать не берусь. Знаю только, что большинство наиболее востребованных и коммерчески интересных рейсов досталось «Аэрофлоту». По факту на рынке появился монополист. Следствие любой монополии – снижение качества услуг при одновременном повышении их стоимости. Произойдет ли это в нашем случае – посмотрим. Но знаю, что уже сейчас регионы, в том числе Дальний Восток, о развитии которого государство сейчас так много рассуждает, бьют тревогу. С уходом «Трансаэро» серьезно осложнились пассажирские и грузовые перевозки, рейсов намного меньше, людям приходится летать с пересадками – за бОльшую стоимость.
Посетите новейший авиационный терминал «Пулково», который построили за огромные деньги и совсем недавно открыли с такой же огромной помпой. Аэропорт, который «Трансаэро» нагружало работой, сейчас пустует. Рейсов очень мало. Аэропорт и город теряют деньги, пассажиры терпят неудобства, работники «Пулково» находятся под угрозой сокращений.

SONY DSC

- Возможен ли вариант возрождения Трансаэро?
- Не в моей компетенции рассуждать об этом, но, по моему мнению, для возрождения должно сойтись слишком много составляющих. Точка невозврата еще не пройдена, но надежды слабые.

Беседовал Алексей Малаховский

Фото: из личных архивов сотрудников

European Russians

Leave a Reply

Close